filin_dimitry (filin_dimitry) wrote in ljubov_i_svet,
filin_dimitry
filin_dimitry
ljubov_i_svet

Categories:

22 ноября (05 декабря) 2015 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение…


Священномученик Илия Громогласов, пресвитер


Священномученик Илия Громогласов, пресвите, 1900-е годы
(Священномученик Илия Громогласов, пресвитер, 1900-е годы)


Священномученик протоиерей Илия Громогласов родился в 1869 году в Тамбовской губернии в семье диакона. В 24 года Илия Михайлович окончил Московскую Духовную Академию и остался в ней преподавателем. Вскоре он женился на дочери князя Дулова - Лидии Николаевне.
В 1909 году Илия Михайлович был избран членом-корреспондентом Императорского Московского Археологического общества. Через два года он стал инспектором классов Мариинского женского училища при попечительстве о бедных и одновременно начал преподавать русскую литературу и всеобщую историю в Московской женской гимназии, которой заведовала его жена.
Талантливый ученый, Илия Михайлович продолжал свое образование, и в 1916 году он получил место приват-доцента на юридическом факультете Московского университета по кафедре церковного права.

В декабре 1917 года на Поместном Соборе Русской Церкви Илия Михайлович Громогласов был избран в Высший Церковный Совет. Во время работы Собора было опубликовано послание Святейшего Патриарха Тихона об отлучении от Церкви творящих революционные бесчинства. Илия Михайлович выступил по этому поводу на Соборе, он сказал: «Единственная надежда наша не в том, что будет у нас земной царь или президент – как угодно его назовите, – а в том, чтобы был Небесный Царь – Христос: в Нем Одном нужно искать спасения. Вместе с вами я благоговейно преклоняюсь перед мужественным и суровым словом Патриарха, которое давно пора было сказать. … Однако не следует нам забывать, что по сознанию выдающихся вождей христианской мысли даже Небесный Царь – Бог – не может спасти нас без нас, то есть если мы сами не принимаем участия в совершении нашего спасения. И мы ошиблись бы, если бы полагали, что посланием Патриарха дело закончено и нам нечего больше делать. Я полагаю, что мы должны надлежащим образом определить свое отношение к переживаемым событиям. … И вот, вслед за тем, как прозвучало слово Патриарха, очередь за нами как представителями Церкви, которые должны позаботиться, чтобы слово отлучения не осталось направленным в пространство, по неизвестному адресу. Нужно определить твердо и ясно, кто именно те враги Христа и Церкви, против которых поднято это грозное оружие, и – что самое главное, ради чего я и всходил на кафедру, – нужно, чтобы отлучение было реальным, действительным отчуждением, отделением тех, кто всею душою предан Церкви, от ее врагов и гонителей», – так переживал будущий священномученик провозглашенное Патриархом отлучение революционеров-богоборцев.

В начале 1922 года Илия Михайлович оставил светскую службу, приняв твердое решение стать священнослужителем. Для такого поступка в условиях гонений требовалось огромное мужество. 18 февраля 1922 года Святейший Патриарх Тихон рукоположил 53-летнего профессора в сан диакона ко храму святого мученика Антипы в Москве, а через два дня – в сан священника к той же церкви. Через месяц после принятия сана отец Илия был арестован. В тюрьме он провел год.

По данным ПСТГУ, 24 июля 1923 года был возведен в сан протоиерея.

По освобождении, 1 августа 1923 года он был временно назначен настоятелем Воскресенской церкви в Кадашах, а 30 сентября общее собрание прихожан единогласно избрало его настоятелем.

8 марта 1924 года ГПУ произвело в квартире священника обыск, после которого он был увезен на допрос и арестован. Во время следствия выяснилось, что о. Илья болен рожистым воспалением головы и лица, и ГПУ, отложив допрос, поместило его в заразный барак Бутырской тюрьмы. Узнав, что о. Илья заболел, его жена, Лидия Николаевна, стала усиленно хлопотать о его освобождении.

24 марта о. Илья был освобожден из тюрьмы, но следствие продолжалось, и 19 мая Коллегия ОГПУ приговорила его к трем годам ссылки на Урал. 28 июня о. Илия был вызван в милицию, где ему было предложено в трехдневный срок покинуть Москву и проследовать к месту ссылки – в Екатеринбург. Зная, что совершенно ни в чем перед властями не виновен, о. Илья не терял надежды, что ему удастся остаться в Москве и, продолжая церковное служение, закончить свои научные труды. Священник добился приема у прокурора Верховного Суда Красикова; в то время кабинете Красикова находился его помощник Катанян, им о. Илья и изложил существо дела. Его обвиняют в том, что он присутствовал на собраниях у католички Абрикосовой (где будто бы обсуждался вопрос о создании единого антисоциалистического фронта), в которых о. Илья принимал участие как представитель православного духовенства. Между тем по самому делу он ни разу не был допрошен, и вот теперь ГПУ требует, чтобы он в трехдневный срок покинул Москву. В ответ Красиков и Катанян обещали, что отсрочка священнику будет дана и они пошлют телефонограмму в ОГПУ. Отец Илья сообщил об этом представителям ОГПУ, но те ему заявили, что никакой телефонограммы не получали и снова потребовали немедленно покинуть Москву.

Церковь Воскресения Христова в Кадашах
(Церковь Воскресения Христова в Кадашах)

Отец Илья, надеясь на обещание Красикова, никуда не поехал. Через день его вызвали в ГПУ и сообщили, что отсрочка ему дана, и когда он понадобится, его снова вызовут.

7 апреля 1925 года скончался Патриарх Тихон. Протоиерей Илия Громогласов, близко знавший Патриарха, сказал слово о почившем святителе: «Мы верим, что Господь смилуется над Русской Православной Церковью по молитвам Святейшего отца нашего Патриарха Тихона...», – сказал отец Илия. Через месяц он был арестован и отправлен в ссылку на север, в село Сургут.

Протоиерей Илья Громогласов. Внутренняя тюрьма ОГПУ. 1925 год
(Протоиерей Илья Громогласов. Внутренняя тюрьма ОГПУ. 1925 год)

В 1928 году Коллегия ОГПУ постановила лишить протоиерея Илию Громогласова права проживания в Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове, Одессе и Ростове-на-Дону и прикрепить его к определенному месту жительства. Так отец Илия оказался в Твери, куда в это время получил назначение святой архиепископ Фаддей (Успенский). Отец Илия знал его еще по учебе в Академии, и им обоим суждено было стать мучениками. Служил отец Илия за Волгой, в церкви иконы Божией Матери Неопалимая Купина – одном из последних незакрытых храмов.
В 1937 году, в ночь со 2-го на 3-тье ноября сотрудники НКВД арестовали священника. В течение месяца его допрашивали. Следователь твердил одни и те же вопросы и постоянно спрашивал: «Признаёте? Признаёте?». Отец Илия держался спокойно, мужественно. Обвинения отрицал.

– Вы … являетесь участником контрреволюционной фашистско-монархической организации…, – говорил следователь.
– Участником контрреволюционной организации я не был, и о существовании её мне неизвестно, – отвечал священник.
– Вы говорите ложь! – кричал следователь.
– Ни в каких контрреволюционных организациях я не участвовал, – повторял отец Илия.
– Вы организовали литературный богословско-философский кружок, на котором проводили контрреволюционную деятельность. Признаете вы это? – не унимался следователь.
– Никаким кружком я не руководил и о существовании такового я ничего не знаю, – отвечал священник.

На дальнейшие вопросы он говорил только: «Нет, не признаю» или «Решительно отрицаю».

Протоколы допросов подписали обновленцы и протоиерея Илию Громогласова приговорили к расстрелу. Расстреляли его в Твери (которая тогда носила имя Калинина) 4 декабря 1937 года – в день праздника Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Память священномученика празднуется на следующий день.

Протоиерей Илья Громогласов

26 декабря 1958 года был реабилитирован президиумом Калининского облсуда (по 1937 году репрессий).
В августе 2000 года на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви был причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.

Тропарь
глас 4
И нравом причастник, / и престолом наместник апостолом быв,/ деяние обрел еси, Богодухновенне, / в видения восход, / сего ради слово истины исправляя, / веры ради пострадал если даже до крове, / священномучениче Илие, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.


Священномученик Иоасаф (Жевахов), епископ

Священномученик Иоасаф (Жевахов), епископ 1


Священномученик Иоасаф, епископ Могилевский (в миру Владимир Давидович Жевахов), родился в 1874 году в Полтавской губернии, он происходил из княжеского рода и был потомком святителя Иоасафа Белгородского. Закончив университет, князь Владимир Жевахов до 1917 года состоял на государственной службе. Он был глубоко верующим человеком, дружил с писателем Сергеем Нилусом.

В 1924 году Владимир Давидович был арестован в Киеве и 7 месяцев провел в тюрьме. Освободившись, он отправился в Зверинецкий скит и принял там монашеский постриг с именем Иоасаф. Этот скит был основан в 1912 году по инициативе князя Жевахова, на средства которого производились раскопки древнего Киева. Когда в киевском «зверинце» был обнаружен древний пещерный монастырь 12 века, на том же месте был основан Зверинецкий скит, почетным попечителем которого стал князь Жевахов.

В 1926 году в Нижнем Новгороде иеромонах Иоасаф (Жевахов) был рукоположен в епископский сан митрополитом Нижегородским Сергием (Старгородским). Владыка Иоасаф начал свое архипастырское служение в качестве викария Курской епархии. В тот же год он был арестован и отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения, где находился 3 года. После он отбывал такой же срок ссылки в Нарымском крае. С 1934 года епископ Иоасаф занимал Могилевскую кафедру. Но уже через 2 года был отправлен на покой и поселился в Белгороде. Здесь он был арестован последний раз и приговорен к расстрелу.

Священномученик Иоасаф (Жевахов), епископ

Приговор был приведен в исполнение в день вынесения, 4 декабря 1937 года, в Курске.

20 мая 1990 года был реабилитирован прокуратурой Белгородской области по 1937 году репрессий.
Причислен к лику святых новомучеников Российских постановлением Священного Синода 17 июля 2002 года для общецерковного почитания. Материалы к канонизации еп. Иоасафа были собраны братией Киевского Троицкого Ионинского монастыря и подчиненного ему Зверинецкого скита.

В возрожденном Зверинецком монастыре нижний храм освящён в честь двух Иоасафов - Белгородского и Могилёвского.


Преподобноисповедница Параскева (Матиешина)

Преподобноисповедница Параскева (Матиешина)


Преподобноисповедница монахиня Параскева (в миру Параскева Федоровна Матиешина) родилась на Украине 28 октября 1888 года в селе Песчаное Подольской губернии в крестьянской семье Федора и Матроны Матиешиных. Получив начальное образование, в 1907 году Параскева поступила послушницей в Теолинский монастырь, затем она подвизалась в Турковичском монастыре, который в годы Первой Мировой войны был эвакуирован в город Дмитров.

В 1917 году его закрыли, и Параскева осталась в Дмитрове послушницей в Спасо-Влахернском монастыре. Параскева хорошо овладела Богослужебным Уставом и перечитала много Святоотеческих книг, воспринимая прочитанное умом и сердцем. Заметив высокую духовную образованность подвижницы, крестьяне соседних деревень попросили ее помочь в обучении дочерей церковному пению и чтению книг на церковно-славянском языке. К этому делу Параскева отнеслась с таким вниманием и любовью, что вскоре число ее учениц возросло до нескольких десятков. В 1921 году епископ Серафим (Звездинский), оценивший духовную образованность послушницы Параскевы и ее педагогическую одаренность, вызвал Параскеву из монастыря, видя ее предназначение в миссионерской деятельности. Владыка Серафим постриг Параскеву в рясофор и посвятил на алтарное служение как диаконису. Монахиня Параскева (Матиешина) стала ближайшей духовной дочерью владыки Серафима.

В течение многих лет она прислуживала в алтаре храма Казанской иконы Божией Материи в Дмитрове и была регентом детского хора, который сама обучала. В 1930 году матушка Параскева получила 5-летний срок высылки в Казахстан за церковную и миссионерскую деятельность. В ссылке матушка Параскева работала поварихой большой рабочей артели ссыльных в степном районе, ссыльные называли ее «сестрой». Спустя некоторое время матушку Параскеву перевели в Алма-Ату. Здесь она встретилась с духовной дочерью отца Алексия Мечёва Еленой Владимировной Быковой. Елена Владимировна, выпускница Московского университета, была хорошо знакома со многими выдающимися духовными наставниками начала 20 века. В ссылке Елена Владимировна стала духовной дочерью матушки Параскевы (Матиешиной). После освобождения матушка Параскева поселилась в Астрахани, условия жизни были тяжелые, приходилось голодать, и бывшие воспитанницы уговорили ее переехать обратно в Дмитров.

Несколько лет матушка Параскева проработала в храме Казанской иконы Божией Матери. Когда она слегла, ее взяла к себе одна из воспитанниц. Матушка Параскева скончалась 4 декабря в деревне Бирлово в 1952 году в день Введения во храм Пресвятой Богородицы, поэтому день памяти святой перенесен на 5 декабря.

Спасо-Влахернский монастырь - Деденево - Дмитровский район
(Спасо-Влахернский монастырь - Деденево - Дмитровский район)

11 сентября 2001 года были обретены святые мощи преподобноисповедницы Параскевы. 30 сентября состоялось их торжественное перенесение из Борисо-Глебского Дмитровского монастыря в Спасо-Влахернский женский монастырь в селе Деденево Дмитровского района.


Священномученик Феодор Гусев, пресвитер

Священномученик Феодор Гусев, пресвитер


Священномученик Феодор родился 2 февраля 1875 года в семье священника села Никольское Клинского уезда Московской губернии Евдокима Гусева. Окончил Дмитровское Духовное училище. С 1899 по 1901 год Федор Евдокимович служил в армии рядовым. В 1903 году он стал служить псаломщиком в Успенской церкви села Изосименье Клинского уезда и прослужил в этом храме всю жизнь. В 1912 году митрополит Московский Владимир (Богоявленский) рукоположил его в сан диакона.

В ноябре 1929 года священник Успенской церкви был арестован и сослан на три года за невыполнение хлебопоставок. Служить стало некому, и в декабре храм был закрыт. 31 марта 1930 года по ходатайству прихожан храм вновь был открыт, в нем стали попеременно служить священники из соседних приходов. 15 мая 1934 года церковь была вновь закрыта за неуплату налогов. В августе того же года прихожане вновь добились ее открытия.

8 ноября 1936 года епископ Волоколамский Иоанн (Широков) рукоположил диакона Феодора во священника к этому храму.

21 ноября 1937 года отец Феодор был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве. Во время допроса следователь спросил его:

– С кем вы поддерживаете связи и кого вы хорошо знаете в районе?
– Я поддерживал связь со священником Грибовской церкви Василием Ивановичем Колоколовым, в настоящее время арестованным органами НКВД.
– В чем заключалась связь с указанным вами лицом?
– Связь моя с Колоколовым заключалась в том, что я часто обращался к нему за советами, касающимися богослужений.
– Вы арестованы за контрреволюционную антисоветскую деятельность, проводимую вами среди окружающего населения. Следствие требует ваших искренних показаний по существу предъявленного вам обвинения.
– В июле 1937 года по вопросу налоговой политики я среди колхозников говорил: «Советская власть на нас налагает непосильные налоги. Нет больше сил платить». Других разговоров против советской власти среди общины верующих я никогда не вел и виновным себя в этом не признаю.


Священномученик Феодор (Гусев) 1

1 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила отца Феодора к расстрелу. Священник Феодор Гусев был расстрелян 4 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года для общецерковного почитания.


Священномученик Владимир Рясенский, пресвитер


Священномученик Владимир Рясенский, пресвитер


Священномученик Владимир родился в 1891 году в городе Осташкове Тверской губернии в семье священника Федора Рясенского. По окончании Тверской Духовной семинарии он был рукоположен в сан священника к церкви села Ясенович Вышневолоцкого уезда. 2 сентября 1916 года о. Владимир по его прошению был переведен в храм погоста Волго Осташковского уезда. В двадцатых годах он служил в Знаменском храме в Осташкове. Много раз священника вызывали в ЧК и с угрозами требовали, чтобы он прекратил произносить проповеди, но каждый раз он отвечал: "Произносил и произносить буду".

В ноябре 1929 года скончался один из старейших священников Осташкова, бывший много лет благочинным, протоиерей Иоанн Бобров. Уважение к этому пастырю было столь велико, что отпевание собрало в храм почти весь город, пришли монахини Знаменского монастыря, многие рабочие завода, и шествие от собора до кладбища растянулось на полгорода. В соборе и затем на кладбище многие священники говорили проповеди в память почившего. Отец Владимир, в частности, сказал, что протоиерею Иоанну пришлось много претерпеть гонений от властей, он был одним из первых, кого власть стала преследовать, и еще в 1918 году он был приговорен к тридцати годам заключения. Арест, следствие и заключение пагубно отразились на здоровье о. Иоанна и способствовали приближению его кончины.
Подходил к концу 1929 год; распоряжением властей многие крестьяне и духовенство были заключены в концлагеря или расстреляны; служение священническое венчалось в те годы подвигом исповедническим и мученическим. И прошло совсем немного времени после похорон о. Иоанна, когда самому о. Владимиру пришлось исповедовать верность Богу и православию в узах.

Некий шорник, имевший в Осташкове мастерскую, чтобы избавиться от строгого надзора жены и ездить в Москву по своим делам и погулять с приятелями, придумал "уважительный" предлог для отлучек из дома. И решил, что лучше рассказать жене и шурину, рабочему кожевенного завода, что он ходит на тайные религиозные контрреволюционные собрания в Житный монастырь, что существует организация, называющая себя "Красный якорь", имеющая печать с изображением якоря. Собрания будто бы происходят в подвале монастыря, и для безопасности даже выставляются часовые. О чем говорилось на этих собраниях и кто состоял в "контрреволюционной" организации, шорник придумывать не стал. Однако, выслушав его объяснения и видя, что теперь наступило время, когда все газеты и власти в своих распоряжениях говорят о контрреволюции, шурин обо всем написал в Осташковское ГПУ и в конце декабря 1929 года был вызван к следователю для допроса, на котором подтвердил все ранее сообщенное.

Тогда же был вызван для допроса заведующий рыбными промыслами в Осташкове - вероятно, по близости расположения его конторы к монастырю. Он показал, что во время погребения протоиерея Боброва священники устраивали панихиды и собрания в соборе в течение четырех дней, когда говорились антисоветские проповеди и, в частности, священником Владимиром Рясенским, а сами похороны были приурочены к вечернему времени, чтобы освободившийся от работы народ смог принять в них участие.

Эта ли клевета, воспринятая как свидетельство активности верующих в Осташкове, или решимость местного ГПУ исполнить постановление Политбюро по беспощадному аресту духовенства и церковников, но через непродолжительное время, летом 1930 года, ГПУ арестовало священника Владимира Рясенского.
Во время заключения в тюрьме о. Владимира жестоко мучили, били, вырывали на голове волосы по волоску, но священник остался тверд в своем исповедании - не отрекся от Бога и не признал себя виновным в вымышленных преступлениях. Мужество его было удивительным. На заданные вопросы о знакомых ему священнослужителях о. Владимир отвечал: "Священнослужителей знаю, но разговоров на политические темы мы никогда не вели. Я лично - аполитичен и вопросами политики не интересуюсь… Я никогда не вел разговоров на темы о советской власти. В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю".

23 декабря 1930 года следствие по делу священника было закончено, на следующий день было составлено обвинительное заключение.
Отца Владимира обвинили в том, будто бы он говорил: "Разложение религии соответствующими органами власти ведет к падению культуры народа и гибели России. Властители подзаборные и евреи занимаются грабежом богатой страны и сплавляют эти богатства за границу, этими же богатствами они откупаются от темных рабочих масс и тратят большие деньги на пропаганду".

Обвиняемый не признал себя виновным в возводившихся на него преступлениях, следственный материал не выдерживал ни малейшей критики, и уполномоченный ОГПУ решил, что "настоящее дело нецелесообразно направлять на рассмотрение открытого судебного заседания, а потому направить его для внесудебного рассмотрения в Особое Совещание при Коллегии ОГПУ". Тройка ОГПУ через несколько дней, 26 декабря 1930 года, приговорила священника Владимира Рясенского к пяти годам заключения в концлагерь. 30 января 1931 года священник был отправлен этапом в концлагерь Мариинска.

Тяжелые условия следственной тюрьмы в Великих Луках, путешествия по пересыльным тюрьмам и непосильная работа в концлагере привели к тому, что отец Владимир Рясенский через полтора года скончался. Священномученик умер в день праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, 4 декабря 1932 года.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.


Преподобномученик Герасим (Мочалов), иеромонах

Преподобномученик Герасим (Мочалов), иеромонах

Память 22 ноября, в Соборе Бутовских новомучеников и в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

В миру Григорий Игнатьевич Мочалов, родился в 1870 году в селе Маринино Дмитровской волости Дмитровского уезда Московской губернии. Отец о.Герасима был крестьянином, но работал на фабрике. Образование Григорий получил в сельской школе.
6 сентября 1903 года Григорий Игнатьевич был принят в число послушников Смоленской Зосимовой пустыни во Владимирской губернии, послушание проходил в слесарной мастерской; 13 декабря 1906 года он был зачислен в братство обители, а 2 апреля 1908 года по благословению игумена Германа (Гомзина) пострижен в мантию с именем Герасим. В 1910 году монах Герасим был рукоположен во иеродиакона. В послужном списке значится: "очень хорошего поведения и усердно исполняет послушание чреду иеродиакона".
В 1920 году рукоположен в сан иеромонаха.

6 мая 1923 году Зосимова пустынь была закрыта советской властью, и отец Герасим перешел служить в Николаевский Песношский монастырь в Дмитровском уезде, в котором он прослужил до его закрытия, а затем был назначен в храм в селе Гарьево, когда-то входившем в состав Дмитровского уезда.
С 1936 года иеромонах Герасим стал служить в Покровском храме в селе Кикино Дмитровского района.

27 ноября 1937 года был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве и в тот же день допрошен.

– Следствию известно, что вы среди населения ведете активную антисоветскую деятельность. Дайте по этому вопросу показания, – потребовал следователь.
– Никакой антисоветской деятельности я не вел и это отрицаю.

Следователь стал расспрашивать о хозяйке дома, в котором жил отец Герасим, и настаивать, что тот собирал в доме антисоветские сборища из числа верующих, среди которых вел антисоветскую агитацию. Но отец Герасим категорически отверг эти вымыслы, подтвердив только то, что он там жил, и если кто к нему и приходил, то лишь договориться о совершении церковных таинств.

О.Герасим обвинялся в высказываниях недовольства гонениями на Церковь, надежды на скорую гибель советской власти и победу фашистов, рекомендации в выборах не участвовать и большевиков не избирать. Все обвинения он категорически отвергал и виновным себя не признал.
Лжесвидетели подписали необходимые следствию протоколы допросов, и 1 декабря тройка НКВД приговорила отца Герасима к расстрелу.
4 декабря 1937 года был расстрелян и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в августе 2000 для общецерковного почитания.


Преподобномученики Евтихий (Диденко), монах, Авенир (Синицын), инок, Савва (Суслов), Марк (Махров), монахи, мученик Борис Козлов


Преподобномученик Евтихий родился в 1870 году в селе Николаевском Курьинской волости Змеиногорского уезда Томской губернии и в крещении был наречен Емельяном. 10 ноября 1901 года он поступил в Иоанно-Предтеченский скит Оптиной пустыни. 20 ноября 1901 года он был одет в подрясник, 4 июня 1905 года – пострижен в рясофор. Послушанием его стали работы на монастырской даче. Он был небольшого роста, его все любили за простоту и доброту. 24 июня 1911 года послушник Емельян был пострижен в мантию с именем Евтихий. После закрытия безбожниками в 1923 году монастыря отец Евтихий сначала жил в Козельске в одном доме с оптинскими монахами Авениром (Синицыным) и Саввой (Сусловым). Монах Евтихий был арестован 30 октября 1937 года и заключен в тюрьму в городе Сухиничи.

Преподобномученик Авенир родился в 1879 году в городе Болхове Орловской губернии Матвея Синицына и в крещении наречен был Андреем. Он женился, но овдовел и поступил в 1908 году в Оптину пустынь. 11 октября 1911 года Андрей был определен в число братии, а затем пострижен в мантию с именем Авенир; в монастыре проходил послушание звонаря. Монах Авенир был арестован 30 октября 1937 года и заключен в тюрьму в городе Сухиничи. Преподобномученик Савва родился 20 сентября 1873 года в деревне Каменевой Успенской волости Ливенского уезда Орловской губернии в семье крестьянина Андрея Суслова и в крещении был наречен Сергием. В 1900 году Сергий поступил в Оптину пустынь и первое время проходил послушание закройщика в рухольной. 19 декабря 1910 года он был пострижен в монашество и поставлен на послушание за свечной ящик, затем был определен помощником пономаря, а в 1916 году снова переведен в рухольную. После закрытия безбожниками Оптиной пустыни отец Савва по-селился в Козельске, зарабатывал на жизнь шитьем, подвизался в молитве и посещал вместе с оставшейся в Козельске братией городской храм. Монах Савва был арестован вместе с монахами Оптиной пустыни 30 октября 1937 года и заключен в тюрьму в городе Сухиничи. В тот же день следователь допросил его. «Работая по домам колхозников,– ответил отец Савва,– я го-ворил, что «всякая власть от Бога». Мне власть всякая хорошая, которая не делает мне вреда. Я везде говорил, что есть Бог и нужно веровать в Бога. Бог есть будущая наша жизнь. Против советской власти я не выступал, а держусь крепко за Божественные убеждения и призывал всех веровать».

Преподобномученик Марк (Махров) родился 3 октября 1875 года в деревне Зайцево Бабичевской волости Малоярославецкого уезда Калужской губернии и в крещении наречен был Михаилом. 24 июня 1911 года на престольный праздник святого Иоанна Предтечи, в тот же день, что и монах Евтихий, он был пострижен в мантию с именем Марк и проходил послушание садовника. 30 октября 1937 года он был арестован и заключен в тюрьму в Сухиничах. На допросах он показал, что монахи сохранили монашеские традиции, участвовали в церковных службах, а зарабатывали случайными работами, что конечно раньше в монастыре жилось лучше, они были обеспечены хлебом и квартирой, а после закрытия обители, когда их отказывались принять на работу, жизнь ухудшилась, а теперь и совсем стало плохо.

Мученик Борис родился 23 июля 1886 года в деревне Слепцово Козельского уезда Калужской губернии в семье крестьянина Антона Коз-лова. В 1926 году Борис Антонович был избран церковным старостой в Покровском храме села Покровского недалеко от Слепцова. Вероятно, весьма ревностно исполняя свои обязанности, он стал раздражать безбожников и, желая закрыть и разорить храм, они обязали его заданием по дровозаготовкам, которое он исполнить не смог, и суд приговорил его к одному году принудительных работ и тремстам рублям штрафа. После отбытия наказания Борис Антонович поселился в Козельске, работать он устроился конюхом в городской больнице, где и жил, а все свое свободное время отдавал церкви, он пел на клиросе в Благовещенском храме. Ближайшими его друзьями и единомышленниками стали жившие в Козельске монахи Оптиной пустыни. Вместе с ними Борис Антонович и был арестован 28 октября 1937 года и заключен в тюрьму в Сухиничах.

21 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила монахов Евтихия (Диденко), Авенира (Синицына), Савву (Суслова), Марка (Махрова) и мирянина Бориса Козлова к расстрелу. Никто из арестованных не признал себя виновным перед безбожной властью.

Господу угодно было, чтобы в самый день праздника Введения Пресвятой Богородицы, 4 декабря, они пробыли в молитве, хотя и в тюрьме, но на земле. Монахи Евти¬хий (Диденко), Авенир (Синицын), Савва (Суслов), Марк (Махров) и церковный староста Борис Козлов были расстреляны на следующий день, 5 декабря 1937 года, и погребены в общей безвестной могиле.

Tags: Жития святых
Subscribe

  • Надо любить другого таким, как он есть

    Рано или поздно всегда наступает момент, когда люди перестают бороться и мучить друг друга, смиряются наконец с тем, что надо любить другого…

  • Комфорт

    Страшный бич нашего времени – это комфорт. Комфорт – это состояние смерти, когда человеку все нормально, когда ему ничего уже не надо.…

  • Нужно просто работать (18+)

    Чехов вставал в пять утра. До девяти принимал больных, затем писал, читал статьи о медицине. После обеда обучал горничных грамоте. После снова читал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments