filin_dimitry (filin_dimitry) wrote in ljubov_i_svet,
filin_dimitry
filin_dimitry
ljubov_i_svet

09 (22) ноября 2015 года. Святые дня, молите Бога о нас! (ч.2)

Продолжение...


Священномученик Парфений (Брянских), епископ

Священномученик Парфений (Брянских), епископ


Священномученик Парфений (в миру Петр Арсеньевич Брянских), епископ Ананьевский, родился в 1881 году в семье потомственного почетного гражданина Иркутска, работавшего доверенным (управляющим) промышленно-торговой фирмы "Немчинов и сын". После окончания Духовной Академии Петр Арсеньевич поехал в Германию, чтобы продолжить образование в Берлинском университете, где слушал курс библейских наук. В 1911 году он принял монашеский постриг и рукоположение в священство, и очень скоро был награжден саном архимандрита.

До революционного переворота 1917 года отец Парфений нес служение преподавателя Духовных учебных заведений в городе Житомире, начальника и преподавателя Ветхого Завета в Пастырской Миссионерской Семинарии при Григориево-Бизюковом монастыре в Херсонской губернии. После революции архимандрит Парфений переехал в Херсон, где поселился в архиерейском доме при епископе Прокопии (Титове) и выполнял обязанности его секретаря. В 1921 году, во время открытых репрессий против Церкви, отец Парфений был возведен в епископский сан. Став викарием Одесской епархии, он сначала был епископом Новомиргородским, а затем Ананьевским. Владыка открыто и прямо выступал против обновленцев. Уже в конце 1921 года он был арестован. Через полгода его освободили, и он выехал в Киев. Здесь в 1922 году он был вновь задержан властями, и после освобождения сразу же уехал в Москву, где жил в Даниловом монастыре без права выезда.

В 1925 году епископа Парфения арестовали по делу митрополита Петра (Полянского). В обвинении было написано, что он "ставил себе задачей нанесение ущерба диктатуре пролетариата". Во время следствия владыке Парфению было предъявлено обвинение, что он состоял членом так называемого "Даниловского синода". В Даниловом монастыре проживали несколько архиереев, которые в условиях гонимой церкви, после смерти в 1925 году патриарха Тихона, могли составить Синод, который избрал бы нового предстоятеля Русской Церкви. Епископов Амвросия (Полянского) и Парфения (Брянских) обвинили в том, что они оказывали наибольшее влияние на других архиереев, и, в частности, что они приняли решение защищать эмигрантскую часть Русской Церкви, отрицая за ней антисоветскую деятельность. Епископа Парфения приговорили к 3 годам ссылки в Коми-Зырянский край.

В 1928 году владыка Парфений вернулся в Москву, жил при Даниловом монастыре без права выезда. Новый арест последовал через год. Обвинение: сопротивление закрытию одной из церквей Даниловского монастыря. Владыку приговорили к 3 годам ссылки. По дороге из Бутырской тюрьмы в город Уил в Киргизии епископ Парфений был избит и лежал в Самарской тюремной больнице. Из ссылки владыку освободили в 1933 году. Некоторое время после освобождения он не мог найти место проживания, ему отказали в получении паспорта, и он не мог получить регистрацию.

Владыке удалось узнать место жительства своей матери, и в 1934 году он выехал к ней в город Кимры в Тверской области. Здесь в том же году епископа Парфения арестовали по обвинению в антисоветской агитации (он "устраивал на своей квартире тайные богослужения"). Владыку приговорили к 5 годам ссылки в Северный край. В 1937 году в ссылке в Архангельске священномученик епископ Парфений (Брянских) 4 августа был арестован и расстрелян 22 ноября того же года.

20 апреля 2005 года постановлением Священного Синода Русской Православной Церкви был включен в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века.


Преподобномученик Алексий (Задворнов), иеромонах

Преподобномученик Алексий (Задворнов), иеромонах


Алексей Семенович Задворнов родился в 1882 в деревне Корепово Борисоглебского уезда Ярославской губернии в крестьянской семье. Начальное образование получил в сельской школе. В 1901 г. Алексий поступил послушником в Югскую Дорофееву пустынь Ярославской губернии, здесь принял монашеский постриг. В 1912 г. он определен к церкви Афанасьевского женского монастыря Ярославской губернии и рукоположен во иеродиакона, позднее рукоположен во священника.

В 1922 г. по обвинению в сокрытии монастырских ценностей иеромонах Алексий осужден на год лишения свободы, в 1923 г. вернулся в монастырь и оставался там до его закрытия в 1924 г. Впоследствии в течение 5 лет служил в часовне близ монастыря. Когда власти закрыли и часовню, переехал в село Закедье Борисоглебского района. 1 апр. 1934 года отец Алексий был арестован и обвинен в контрреволюционной деятельности. На допросе он признал себя противником советской власти и был осужден на 5 лет ИТЛ, наказание отбывал в Дмитлаге в Московской области.

1 нояб. 1937 г. иеромонах Алексий (Задворнов) арестован в лагере по показаниям свидетелей, которые обвиняли его в "осуждении Конституции, цитировании слов из Библии, недовольстве условиями жизни в лагере", на что о.Алексий сказал, что "рассматривает лагерь как монастырь, всем доволен и за все благодарит Бога", приговорен как «служитель религиозного культа» к расстрелу.
21 ноября он был расстрелян. Преподобномученик Алексий прославлен Архиерейским Собором РПЦ в 2000 г.


Священномученик Виктор Климов, пресвитер

Священномученик Виктор Климов, пресвитер


Виктор Степанович Климов родился 17 апреля 1889 года в селе Семиярское Семипалатинской области, ныне село Семиярка Восточно-Казахстанской области, Казахстан. Он происходил из благополучной и культурной семьи станционного смотрителя. Брат Виктора Николай стал священником в Троицком соборе Томска и также впоследствии принял мученическую кончину. По окончании в 1909 году Томской Духовной семинарии, Виктор работал учителем словесности в мужской гимназии Семипалатинска. В 1911 г. он женился, а в 1913 г. был рукоположен во диакона. 8 декабря 1913 года состоялось рукоположение будущего священномученика во иерея Семипалатинским епископом Киприаном (Комаровским). Отец Виктор в 1914-1923 гг. служил в Воскресенском храме Семипалатинска, а также состоял в клире Александро-Невской церкви и нес послушание благочинного.

В 1922г. отец Виктор Климов участвовал в организации и проведении собраний духовенства и мирян Семипалатинского викариатства, целью которых было противостояние обновленчеству. 4 декабря вместе с другими участниками собраний он был задержан, но вскоре отпущен под подписку о невыезде. 5 марта следующего года «за участие в тайных собраниях» священник приговорен к денежному штрафу. С 1924 г. иерей Виктор состоял в причте Знаменского собора Семипалатинска, после закрытия которого в 1931 г. вернулся в Воскресенский храм.

Отец Виктор был арестован 17 ноября 1937 года и обвинен в «активной контрреволюционной деятельности путем агитации среди населения», распространении «клеветнических слухов о мероприятиях советского правительства» и шпионаже. Обвиняемый вины за собой не признал. Он был расстрелян вместе со священномучениками прот. Нестором Паниным, прот. Феодором Чичкановым и свящ. Константином Черепановым по постановлению тройки УНКВД по Восточно-Казахстанской области от 19 ноября 1937 года.

Священномученик Виктор Климов, пресвитер 1

Священномученик Виктор включен в Собор новомучеников и исповедников Российских определением Священного Синода РПЦ 27 дек. 2000 г.


Священномученик Павел Ансимов, пресвитер

Священномученик Павел Ансимов, пресвитер


Священномученик Павел родился 24 августа 1891 года в селе Четыре Бугра Астраханского уезда Астраханской губернии в семье священника Георгия Ансимова. В 1906 году Павел окончил Астраханское епархиальное училище, в 1911 году – Астраханскую Духовную семинарию; здесь он учился вместе с Петром Никотиным, рукоположенным впоследствии во священника, с которым он всю жизнь сохранял дружеские отношения. В 1912 году Павел женился на девице Марии, дочери священника Вячеслава Соллертинского, настоятеля одного из астраханских храмов, и был рукоположен во священника. Однако, желание углубить богословское образование было настолько сильным, что он решил, несмотря на свое семейное положение, поступить в Казанскую Духовную академию и окончил ее в 1918 году, в годы государственной разрухи и уже начавшихся гонений на Русскую Православную Церковь.

В 1921 году отец Павел был приглашен служить в Успенский храм в станицу Ладожская на Кубани. В это время в южных губерниях страны наступил голод, и семье священника пришлось много испытать лишений, пока добрались до станицы; бывало, что они приходили в какое-нибудь село, матушка вставала просить милостыню у храма, и затем они двигались дальше. В 1923 году храм в Ладожской был захвачен обновленцами и вскоре закрыт, и отцу Павлу пришлось покинуть станицу. В это время его тесть, священник Вячеслав Соллертинский, написал из Москвы, что есть место регента в Введенском храме в Черкизове, и, если отец Павел желает, то может занять это место. Он согласился и с 1924 года стал служить в этом храме регентом.

В 1925 году освободилось место священника в храме Введения на Введенской площади в Москве, и отец Павел был назначен туда. Безбожники в течение нескольких лет, используя рабочих электролампового завода, боролись за ликвидацию этого храма, заявляя, что им нужен клуб и клуб можно сделать из храма, или вообще храм сломать, а на его месте выстроить новое здание клуба. И в своей деятельности они добились успеха – в 1929 году Введенский храм был разграблен, а его здание отдано под клуб. В 1930 году отца Павла назначили служить священником в храм святителя Николая в Покровском. При храме была монашеская община из сестер закрытых московских монастырей. 23 июня 1930 года отец Павел был арестован по обвинению в организации сестричества при храме и заключен в Бутырскую тюрьму.

Во время заключения в тюрьме сотрудник ОГПУ предложил ему оставить церковное служение. «Напишите, что вы уходите, – сказал он священнику, – мы вас возьмем счетоводом, молодые нам нужны, а вы грамотный, молодой». Отец Павел отказался, и его жестоко избили, затем началось следствие. При обыске у священника были взяты конспекты проповедей, и следователь стал о них спрашивать. «Конспекты проповедей, отобранные у меня при обыске, – ответил ему отец Павел, – принадлежат мне и написаны мною. Напечатанные на пишущей машинке проповеди приобретены мною у монаха, имя которого я не знаю... Из какого монастыря этот монах, я не знаю. Сестричество при церкви Николо-Покровской существовало до моего прихода... В настоящее время деятельность сестричества сводится к пению на клиросе…»

11 августа 1930 года следователь ОГПУ вынес заключение по делу, написав, что Ансимов «обвинялся в возглавлении нелегального сестричества, занимающегося на религиозной почве антисоветской деятельностью. В процессе следствия инкриминируемое ему обвинение не подтвердилось...» 12 августа 1930 года отец Павел был освобожден и вернулся к служению в храме.

За ревностную и беспорочную службу он был возведен в сан протоиерея. В ночь с 28 на 29 декабря 1930 года отец Павел снова был арестован. Двум стажерам-курсантам надо было сдавать экзамен и их «научный руководитель» в ОГПУ предложил им арестовать какого-нибудь попа, обыскать его и, совершив некоторые необходимые юридические действия, положить их в основу для сдачи экзамена. Таким практическим экспонатом для них стал отец Павел Ансимов. Стажеры провели тщательный обыск на квартире священника, вскрыли киоты и перевернули иконы, и после обыска велели прощаться с родными. Отец Павел попрощался с семьей, и его увели. Из тюрьмы ОГПУ отца Павла сразу же препроводили в Бутырскую тюрьму.

Основанием для проведения учебных юридических действий явилось донесение осведомителя, записавшего рассказ одного из священников, в котором среди других имен упоминалось и имя отца Павла Ансимова: «Меня последний раз в ГПУ допрашивали ведь около семи часов подряд, – рассказал священник. – Допрашивали четверо. Всю подноготную вскрыли... знают все мелочи, зачем им такая моя подробная биография – даже и не знаю... Чего они ищут? Не пойму. Как они не вертись, а все равно погибнут. Когда – это вопрос. Или сами помрут, или их изживут. Конечно, мне не дожить до конца того или иного. Но кто-нибудь, из могущих дожить до этого момента, попомнит мои слова. Отцу Павлу Ансимову отец Михаил... предлагает перейти к себе в церковь на Благушу. Но по-моему не стоит. Уж если будут гнать, так нигде не спасешься. И будет ли там лучше – вопрос. Каждый из нас священников – служителей Церкви – должен оставаться до конца на одном месте, не покидать мать нашу Церковь, и особенно, когда она больна, не переходить с места на место. В ГПУ меня в последний раз водили по каким-то коридорам подвальных и других этажей, прежде чем попасть мне на допрос. Уж зачем это нужно было, никак не могу додуматься. А обратно очень быстро я вышел во двор и потом на улицу... Но знают онивсё. Отдать справедливость – тонко и умело работают! А самое главное, сильное моральное действие производит пребывание в этом злачном месте».

18 января 1931 года было вынесено постановление об освобождении отца Павла, и в тот же день он был освобожден из Бутырской тюрьмы. Войдя в дом, священник встал перед иконами и, помолившись, сказал: «Я теперь понял, что Господь дает мне некоторое время еще послужить». В 1931 году храм святителя Николая в Покровском был безбожниками закрыт, и началось его разрушение. На грузовой машине к храму подкатили рабочие и стали снимать с купола крест. Накинули на крест веревки и стали раскачивать, но он долго не поддавался; в это время пошел дождь, и это страшно раздражило безбожников, так как им теперь пришлось мокнуть на крыше. Наконец им удалось выдернуть и сбросить крест, и он, раскачиваясь, повис перевернутым, и с него, как слезы, стекали капли дождя. Отец Павел смотрел на гибель храма, в котором еще недавно совершалась Божественная литургия и прославлялся Творец и Господь, а теперь творение ругалось Ему и проклинало Творца. Пошел сильный дождь; крест, сорвавшись, упал. Здание храма безбожники впоследствии приспособили под хлебозавод.

С 1932-го по 1935 год отец Павел служил в храме Воскресения на Семеновском кладбище до его закрытия, а затем перешел служить в храм Рождества Христова в Измайловском. В храме отцу Павлу доброхотно помогало много молодых людей, и священник приветствовал их словом утешения в небольших записочках.

«Приветствую маленькую Женю, – писал он одной такой прихожанке. – Пусть нынешний день напомнит тебе о том счастливом, невинном детстве, когда душа была чиста, и все мысли были хороши и светлы, и дай Господь, чтобы причащение Святых Таин обновило твою душу и соделало ее чистой и молодой, способной воспринимать благодать Божию такой, какая она есть. Буду, как и всегда, молить Бога, да оградит Он тебя от всех зол и всех жизненных невзгод, привлечет к Себе для спасения твоей души. Дай Господи, чтобы твое христианское сердце постоянно горело любовью к Богу и ближним и побуждало делать только доброе и хорошее, избегая худого. Храни тебя Бог. Грешный молитвенники доброжелатель протоиерей Павел Ансимов. 1936 год».

Когда прихожане спрашивали отца Павла, что такое счастье, особенно в тяжелое время гонений, когда на их глазах рушилось все, отец Павел говорил: «Счастье – это способность человека радоваться всему, что дает ему Господь».

Церковь Рождества Христова в Измайлове - Измайлово
(Церковь Рождества Христова в Измайлове - Измайлово. Этот храм езвестен еще тем, что там с 1944 года псаломщиком служил будущий о. Иоанн Крестьянкин)

В 1937 году осведомители донесли, что «священник допускал антисоветские толкования в своих проповедях». Осенью того же года отец Павел был арестован и вместе с ним группа верующих. Сотрудники НКВД в обвинительном заключении писали о них: «В 4-й отдел УГБ УНКВД Московской области поступили сведения о том, что в городе Москве существует широко разветвленная контрреволюционная фашистская группа церковников, состоящая в большинстве своем из монахов, бывших людей и лиц без определенных занятий. Группу возглавляет поп Ансимов Павел Георгиевич; контрреволюционная фашистская группа проводит открытую контрреволюционную фашистскую агитацию, восхваляя фашистов, распространяет разного рода ложные контрреволюционные провокационные слухи о войне и якобы скорой гибели советской власти, о тяжелом материальном положении трудящихся в СССР, о якобы существующем в СССР гонении на религию и духовенство, которое безвинно осуждают и высылают в отдаленные места СССР, где последних подвергают пыткам и мучениям».

Отец Павел обвинялся в том, что «возглавлял контрреволюционную фашистскую группу церковников, снабжал участников последней контрреволюционной литературой погромно-антисемитского содержания – книгой Нилуса “Протоколы сионских мудрецов”. Среди окружающих... распространял разного рода ложные контрреволюционные провокационные слухи о якобы существующем в СССР гонении на религию и духовенство...»

Отец Павел был арестован 2 ноября 1937 года и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве.

– Ваше отношение к советской власти? – спросил его следователь.
– Мое отношение к советской власти лояльное, – ответил священник.
– Расскажите о круге ваших знакомых, – потребовал следователь.

Отец Павел назвал в качестве знакомого священника Петра Никотина, с которым он вел дружеские отношения и был знаком еще со времени обучения в семинарии, в тридцатых годах отец Петр служил в храме преподобного Сергия Радонежского в Рогожской слободе. Также отец Павел сказал, что знает священников, с которыми служил в Измайловском храме, а также прихожан, арестованных с ним.

– Скажите, у кого вы лично производили тайные богослужения и крещения на квартире?
– Тайных богослужений и крещений на квартирах верующих мне производить не приходилось никогда.
– Следствие располагает точными данными, что вы производили богослужения и крещения на квартирах верующих, следствие требует от вас правдивых показаний.
– Я показываю только правду, тайных богослужений и крещений я не производил.
– Расскажите о вашей контрреволюционной деятельности.
– Никогда никакой антисоветской деятельности я не вел и не веду.


Отвечая на последний вопрос следователя, отец Павел сказал:

– Все предъявленные мне обвинения я отрицаю.

19 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Павла к расстрелу. Протоиерей Павел Ансимов был расстрелян 21 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Об этих и других Новомучениках и Исповедниках Российских подробнее вы можете почитать тут:
http://www.newmartyros.ru/calendar/11-22


Икона Богородицы «Скоропослушница»

Икона Богородицы «Скоропослушница»


Икона Божией Матери, именуемая «Скоропослушница» - древний чудотворный образ, находится на Святой Горе Афон, в монастыре Дохиар. Монастырское предание относит время ее написания к Х веку, ко времени жизни настоятеля обители святого Неофита. В 1664 году трапезарь Нил, проходя в ночное время в трапезную с зажженной лучиной, услышал от образа Богородицы, висевшего над дверью, голос, призывающий его впредь здесь не ходить и не коптить икону. Монах подумал, что это шутка какого-либо брата, пренебрег знамением и продолжал ходить в трапезную с коптящей лучиной.

Внезапно он ослеп. В горьком раскаянии молился Нил перед иконой Божией Матери, умоляя о прощении. И вновь услышал чудный голос, извещавший о прощении и возвращении зрения и приказывающий возвестить всей братии: «С этой поры будет именоваться сия икона Моя Скоропослушницею, потому что скорую всем, притекающим к ней, буду являть милость и исполнение прошений». Пресвятая Богородица исполнила и теперь исполняет Свое обещание – являет скорую помощь и утешение всем, с верою к Ней притекающим.

На Руси всегда пользовались большой любовью и почитанием списки с чудотворной Афонской иконы «Скоропослушница». Многие из них прославились чудесами. Особо отмечались случаи исцеления от падучей болезни и беснования.

В 1938 году Афонская обитель Дохиар принесла в дар Русской Духовной Миссии в Иерусалиме список с чудотворной иконы Божией Матери «Скоропослушница».

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее 'Скоропослушница'
глас 4
К Богородице притецем, сущии в бедах,/ и святей иконе Ея ныне припадем,/ с верою зовуще из глубины души:/ скоро наше услыши моление, Дево,/ яко Скоропослушница нарекшаяся./ Тебе бо раби Твои в нуждах// готовую Помощницу имамы.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее 'Скоропослушница'
глас 8
В мори житейстем обуреваемии,/ треволнению подпадаем страстей и искушений./ Подаждь убо нам, Госпоже, руку помощи, якоже Петрови Сын Твой,/ и ускори от бед избавити ны, да зовем Ти:// радуйся, Всеблагая Скоропослушнице.
Tags: Жития святых
Subscribe

  • Любить

    Глубокий фильм режиссёра Михаила Калика, 1968 г.

  • Сила Божия в нас все препобедит

    Божественная любовь, поселившаяся в маленьком, слабом человеческом сердце, сделает его великим и сильным и безбоязненным перед всем злом обезумевшего…

  • Помни всегда, что Господь всё видит

    Фото: Ирина Риб Живи просто, по совести, помни всегда, что Господь всё видит, а на остальное не обращай внимания! Преподобный Анатолий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments