svetlyachok_vtk (svetlyachok_vtk) wrote in ljubov_i_svet,
svetlyachok_vtk
svetlyachok_vtk
ljubov_i_svet

Анастасия

Открыв глаза, Галя увидела белоснежный потолок и стены, столпившихся у ее кровати людей в белых халатах. Голова кружилась. Все плыло перед глазами. Она старалась вспомнить, что произошло, и вдруг... Дочка! Где моя дочка? Где мой ребенок?! Галя хотела крикнуть, но голоса не было, попыталась привстать, но заботливые руки нянечки уложили ее на подушки.

Перед иконой Богородицы

Доктор, уже немолодой человек, тяжело вздохнул, не зная, как начать разговор. Он не смотрел на Галю. А когда поднял глаза, в них были и боль, и вина, и какая-то отцовская жалость к этой совсем еще юной девочке. Вздохнув еще раз, он медленно произнес:

—Ваша дочь жива... Ноона находится под наблюдением врачей в специальной барокамере, мы поддерживаем искусственное дыхание... Надежды очень мало...

Слова доктора медленно доходили до ее разума. Ей казалось, что это сон. Сейчас она проснется — и рядом будет ее малютка.

Три года они с Сергеем ждали ребенка. Их семейное счастье было бы полнее, будь у них малыш. От назойливых намеков родственников и друзей сначала отшучивались, потом забеспокоились. Началась беготня по врачам, слезы, опасения. Но оставалась еще надежда. И вот — радость! У них будет ребенок!

Галя вспоминала, как прыгал от радости Сергей, как появились слезы на глазах у мамы, как радостно потирал руки будущий дед. Все это вихрем пронеслось в голове, не хотелось верить словам доктора. Ее дочь есть — и ее нет... Она живет — и не живет... Она живет, но не дышит!

Почему-то вспомнилась последняя студенческая весна. Три подруги на пороге взрослой жизни — молодые, красивые, беззаботные, полные радужных ожиданий. И позже, несмотря на раннее замужество, Галина продолжала поддерживать дружеские отношения и со Светой, и с Ириной.

Вспомнила Галя и день, когда позвонила Светлане, чтобы пригласить на свадьбу. Весело щебеча в трубку, произнесла:

—Светик, десятого апреля ждем!

Удивившись молчанию, спросила:

—Ты что молчишь, не рада?

А Светлана в этот момент думала о другом. После института они ушли в самостоятельную жизнь. Многие краски со временем потухли, много шишек было набито, но многое было и найдено. Каждая искала смысл и истину в жизни. Светлана нашла ее в Боге.

Десятое апреля... Светлана молчала, страх сковал ее сердце. Что ответить? Ведь Великий пост! Как объяснить? Как отговорить? Отговорить не удалось...

Галя вздрогнула от прикосновения чьих-то рук. Нянечка... Милая, добрая нянечка! Как высказать мне тебе свою боль! Из закрытых глаз Галины покатились слезы. Боль физическая и моральная слились в одно горе.

Нянечка гладила Галю по голове, утешая:

—Не плачь... На все воля Божия. Ты вот что, имя надо дать дитю. Нехорошо это. Коль появилось на свет Божий, обязательно окрестить надобно. На вот, возьми и молись как умеешь.

Старушка вложила что-то в обессилевшую руку Гали и сжала ее в кулак. Безвольные пальцы попытались определить на ощупь. Крестик... Маленький металлический крестик...

Имя? Галя лихорадочно стала вспоминать женские имена, мысли путались, ей ничего не приходило на ум, кроме своего имени и имени мамы. Она взглянула на няню. Та что-то беззвучно шептала, шевеля губами. И вдруг ее словно озарило — Настя!

—Настя, — тихо произнесла она вслух.

—Вот и хорошо, — сказала нянечка, поправляя одеяло. — Я читала, что "Анастасия" в переводе значит «воскресшая». Молись о ней, молись...

Молиться? Но как?! Галя не знала ни одной молитвы. А как она нужна была ей сейчас! Галя пыталась вспомнить, что говорила о молитве Светлана. Тогда она мало прислушивалась к ее словам, но все же что-то запомнилось. «Господи, помилуй! Пресвятая Богородица, Матерь Божия, помоги!»

Матерь?! Галя вздрогнула. Ведь Она — Мать, Она должна понять мою боль, ведь Она сама так страдала, глядя на мучения Своего Сына! Перед глазами стояла икона Богородицы, которую она видела в доме подруги. Ее глаза, печальные, зовущие, скорбящие, но такие обнадеживающие.

«Матерь Божия, спаси мою дочку! Спаси, молю Тебя! Прости меня!» Эти слова сами вырывались из ее души. Прошло шесть дней. У Светланы зазвонил телефон. Из трубки просто гремел радостный голос Сергея:

—Дышит! Она дышит!!!

Светлана перекрестилась. Прошло два года. Как-то в квартире Галины раздался звонок. Сняв трубку, она узнала голос Ирины, студенческой подруги.

—Ты даже не догадываешься, куда я тебя хочу пригласить!

—Неужели на свадьбу? — словно не понимая, о чем речь, подыграла Галя.

—Ну конечно же! — казалось, счастье Ирины так и брызжет из трубки. — Мы тебя ждем! Очень хотим встретиться! Приходи к нам в гости, я тебя с будущим мужем познакомлю.

Ира тараторила без умолку.

— Ой, да я же не сказала, когда свадьба. Тридцатого марта. В шестнадцать ноль-ноль.

Поворачивая голову в сторону висевшего на стене календаря, Галя уже знала, что она там увидит. С календаря смотрели печальные глаза Богородицы. Галя закрыла глаза рукой, сердце сжалось от незабытого страха и боли... Потом она подняла взор на играющую в уголке Настеньку — воскресшую Анастасию.

Рассказ Татьяны Клещенок
Из сборника рассказов, составитель Б.А. Ганаго

Tags: Православие, Путь к вере, Семейное счастье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments