svetlyachok_vtk (svetlyachok_vtk) wrote in ljubov_i_svet,
svetlyachok_vtk
svetlyachok_vtk
ljubov_i_svet

Кого не пускают на свет Божий

Моя мама в молодости училась в медицинском училище в Тобольске, а потом работала фельдшером. Любимой учительницей ее была единственная в городе врач-гинеколог Ирина Васильевна Белавина, племянница святого Патриарха Тихона (Белавина), умученного советской властью. Вся родня святого Патриарха почивала на Тобольском кладбище, и он часто навещал их могилы. Ирина Васильевна принимала все роды в городе и делала все аборты. Поэтому мои старшие сестры родились на ее руках. Через некоторое время мама поступила на юридический, стала учиться. Но тут, на беду, она забеременела мной. Поначалу она думала, что я – это глисты, и выпила полстакана керосину. Это не помогло, это оказались не глисты. Мое появление угрожало маминому высшему образованию. Мама пошла на аборт к Ирине Васильевне, но та решительно сказала:
– Дорогая, подумай, у тебя будет сын. Посоветуйся с мужем, а то потом будешь жалеть.
Отец мой, добрейший человек, сказал:
– Родится сын – прекрасно, родится дочка – будут у нас «три девицы под окном».
Мама решилась рожать, причем Ирина Васильевна спасла мне жизнь во второй раз – при весьма тяжелых родах. Почитание всего медицинского в семье было настолько велико, что моя старшая сестра тоже стала гинекологом и практику проходила, конечно же, у Ирины Васильевны. Поначалу сестре пришлось делать женщинам аборты «по медицинским показаниям». Но вскоре она уверовала в Бога и категорически от этого отказалась. Ее ругали медицинские начальники, грозили увольнением, но единственного в клинике гинеколога-эндоскописта отпускать не хотели. Поругались, да и утихли. А я стал журналистом, как мой папа, и преподавал в вузе, чтобы как-то компенсировать испорченное высшее образование мамы. И в какой-то период своей жизни в одиночку выпускал православную газету для огромной северной епархии. Как вдруг однажды мне приходит письмо из Тобольска:


Обращение к молодым врачам-гинекологам и всем женщинам
Я, Белавина Ирина Васильевна, жительница города Тобольска, в котором проработала акушером-гинекологом 50 лет, заслуженный врач РСФСР, обращаюсь к врачам-гинекологам и женщинам страны с просьбой и мольбой прекратить аборты, потому что это есть убийство детей. Мне сейчас 81 год. Я стою на пороге вечности. Меня гнетет одна мысль: как я предстану перед Судом Божиим, если я всю жизнь убивала детей. В гинекологии в мою бытность ежедневно делалось до 15 абортов. В то время я думала, что делаю все хорошо. А теперь я прошу прощения у Господа Бога, у убитых мною младенцев, у их родителей, которых лишила материнства и отцовства.
Вас, молодых специалистов-гинекологов, прошу и заклинаю сделать все, чтобы не повторять моих ошибок. Убитых детей не возвратить, но что-то надо делать, мы должны что-то предпринять, иначе мы самоуничтожимся и перестанем быть людьми.
Прошу всех верующих россиян молиться обо мне, недостойной и грешной рабе Божией Ирине, чтобы Господь Бог принял мое покаяние.
Раба Божия Ирина»

Перед ее смертью мы единственный раз повидались, она оставалась такой же твердой и решительной в молитве, какой была врачом. Батюшка ее прихода говорил, что она командовала всеми прихожанками, потому что все они – ее бывшие пациентки. С молитвой, исповедью и причастием мирно отошла ко Господу.

Сестра, после этого письма в газете, заняла к абортам еще более решительную позицию. Но вот как-то начальство направило к ней молодую женщину со странной просьбой: «Удалить патологически развитый плод». А выяснилось вот что. Женщина эта пару лет назад вышла замуж за очень состоятельного человека, нефтяного магната, которого очень уважала и несколько побаивалась. Когда она узнала, что беременна, муж был в деловой поездке. Не зная, как он отреагирует, она не ходила в женскую консультацию, все ждала удобного случая узнать его решение. Случай все не подворачивался, потому что муж был вечно занят и мотался по дальним командировкам. И вот как-то несколько времени спустя он звонит и сообщает, что у него выдался отпуск и он купил путевки на дальние моря-океаны, мол, готовься, милая. Она решила удалить ребенка – не ехать же с животом в отпуск. Сестра, конечно, делать операцию отказалась, но с женщиной поговорила, пытаясь убедить ее родить дитя. Та наотрез отказалась. А так как начальство больницы зависело от денег ее мужа, то они нашли-таки доктора, согласившегося сделать такую операцию. Но плод был уже крупный, решили делать через кесарево сечение. Но произошло чудо, и вместо убийства родился живой ребенок, недоношенный, но здоровый. Пришли педиатры, осмотрели его, говорят, что выходить его несложно. Оставили младенца пока в отделении гинекологии – может быть, молодая мамочка одумается.

Сестра сидит в раздумьях о ней, как вдруг в ординаторскую заходит женщина с белокурым мальчиком:
– Доктор, вы помните меня?
– Нет.
– Несколько лет назад у меня муж упал с крыши на даче, стал инвалидом-колясочником, а я была беременна четвертым. Хотела делать аборт, а вы меня тогда отговорили. Посмотрите на моего Димочку, я его специально привела вам показать, поблагодарить. Он на скрипке играет, все конкурсы выигрывает, стал у нас кормильцем в семье.
Сестра хватает эту женщину и мальчика за руки и бежит показать их той, молодой, чей ребенок лежал в отделении, с мыслью: «Вот, посмотри, чего ты лишаешься!» А там в коридоре шум, крики. Оказывается, эта молодая женщина очнулась после операции, нашла своего ребеночка, нашла ведро с грязной водой, которую оставила техничка. И утопила его там.

Оригинал взят у zamorin в Кого не пускают на свет Божий

На иллюстрации - портрет Ирины Васильевны Белавиной

Газета "Спасъ", сентябрь 2015


Tags: ВАЖНОЕ, Дети, Жизнь, Собеседник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments