svetlyachok_vtk (svetlyachok_vtk) wrote in ljubov_i_svet,
svetlyachok_vtk
svetlyachok_vtk
ljubov_i_svet

"Поняла я на старости лет, что есть другой мир..."

2
Худ. Юшманова Татьяна

Я долго думал, как назвать эту историю. Сначала хотел назвать ее «Страшная история» — потому что она действительно страшная, особенно для того, кто пережил все это. Потом решил сменить название на «Историю о неведомом», и это тоже было бы отчасти верно. В этих событиях достаточно явно напомнил о себе тот, неведомый нам мир (его часто называют «потусторонним»). Он невидим нашему глазу, этот мир, но от этого ничуть не становится менее реальным. И когда он внезапно проявляет себя — это поражает и устрашает нас. Честно признаюсь: я долго не решался написать об этом. Но вот решился — и все-таки немного не по себе...

Подходящего названия я так и не нашел. Пусть будет так, как есть — ведь эту совершенно необычную историю я действительно услышал в самой обычной аптеке...

Очередь

Я стоял в длинной унылой очереди в так называемый «льготный» отдел — там, где получают бесплатные лекарства и где этих лекарств почему-то всегда не хватает. Точнее, я сидел на скамеечке — слава Богу, скамеечек как раз хватало на всех желающих. Рядом со мной присела пожилая женщина — усталое бледное лицо, покрытое сеточкой морщин, аккуратная одежда... Вокруг кипели страсти — уставшие от бесконечных хождений по аптекам «льготники» бурно критиковали нашу социальную систему (надо сказать, не без оснований). Но моя соседка молчала и в дискуссию не включалась. И лишь когда кто-то слишком эмоционально высказался насчет «издевательства над народом», она вздохнула и тихо сказала:

— Эх, да разве это самое страшное в жизни...

Женщина сказала это так тихо, что, пожалуй, услышал ее только я. Мне внезапно стало интересно, и я, так же тихо, спросил:

— Извините... а что, по-вашему, самое страшное?

Она не удивилась вопросу, а по-прежнему вполголоса, просто и ясно ответила:

— Для меня — потерять самых близких людей. Причем двоих сразу...

Молчать было неловко, и я участливо спросил:

— Авария?

Она покачала головой:

— Нет...

Взглянув на нее, я внезапно увидел, что глаза ее наполнились слезами. Испугавшись не на шутку, я торопливо сказал:

— Простите за глупое любопытство... Не вспоминайте, пожалуйста, не надо! Вам это неприятно — простите!

Она хотела что-то сказать, но в этот момент объявили получасовой перерыв. В ответ последовала бурная реакция со стороны очереди — теперь все обрушились на конкретную аптеку и ее руководство. И посреди этого шума моя соседка вдруг спросила:

— Вы останетесь или уйдете?
— Останусь... А вы что, хотите уйти? — спросил я, думая, что она попросит последить за ее очередью.
— Нет-нет, просто... Если хотите, я могу рассказать... свою историю. Все равно — еще полчаса...

Я хотел было отказаться, видя, что ей это нелегко. Но, посмотрев на нее, вдруг понял — женщине нужно выговориться, поделиться своим горем. И я поспешил согласиться:

— Расскажите, пожалуйста!

И она рассказала.

Рассказ

«Зовут меня Валентина Николаевна. Лет мне, как видите, уже немало. Но я на возраст не жалуюсь — в каждом возрасте свои преимущества есть... Тем более, что жизнь моя до недавнего времени была спокойной и, даже можно сказать, счастливой.

Жили мы сначала втроем — я, муж мой Михаил и дочка Леночка. Жили очень дружно, никаких ссор или раздоров в семье нашей не припомню. Так, изредка, по мелочам житейским — знаете, как это бывает? Но чтобы поругаться и сутками не разговаривать — нет, не бывало такого. Леночка после школы институт закончила, а потом и замуж вышла. Хорошо вышла, по любви. Зять Николай — человек замечательный. Лену берег, лелеял, каждую копеечку в семью — чего еще желать можно? Дочка у них родилась, внученька наша дорогая. В общем, все ладно было — до поры до времени...

Муж мой, Михаил, сердечник был, и вообще здоровья слабого. Видимо, это и Леночке передалось — частенько стала на сердце жаловаться. Меня это тревожило сильно, все твердила ей: Лена, сходи к врачу, с сердцем шутки плохи. А она все откладывала да откладывала — у молодых дел много, про себя думать некогда...

А Михаил мой занемог совсем: сначала инфаркт, потом инсульт. Года не прошло, как он совсем сдал. Намаялись мы с ним по больницам: то в одну, то в другую... Но в последнее время совсем ему плохо было, и он уже дома лежал. Вставать уж почти не мог, речь после инсульта невнятная стала — одна я и понимала, что говорит... Леночка с мужем и внучкой нас чуть не каждый день навещали — жили-то неподалеку. Я уж и то им выговаривать стала: не надо так часто, себя только измучаете... Да они не слушали.

И вот однажды стою я на кухне, стряпаю. Вдруг слышу: зовет меня папа наш, да так сильно, как никогда еще не звал. Прибегаю, смотрю — а он приподнялся что есть сил на постели и рукой здоровой машет, будто знаки какие-то подает (вторая-то рука у него давно отнялась). Я давай его успокаивать, а он ни в какую: рукой все машет и сказать что-то пытается. Нагнулась я к нему и разобрала: «Лена! Лена!»

— Что, отец? — спрашиваю. — Леночке позвонить, чтобы приехала?

А он головой мотает: нет, значит, не то. И тут смотрю — а ведь он на меня и не смотрит даже, а куда-то вверх тянется и все твердит: «Лена! Лена!» Я понять ничего не могу, но страшно мне стало отчего-то... Опять успокаиваю: сейчас, папа, Леночке позвоню — приедет, подожди немного. А он на меня по-прежнему и не глядит, будто и нет меня здесь. Снова Лену позвал, а потом на постель откинулся, захрипел, голову набок — и все, скончался… Я и опомниться не успела.

Каково мне было, говорить не стану... Но силы в себе нашла — глаза моему дорогому закрыла, руки на груди сложила, в лоб поцеловала — он уже холодный был совсем, лоб-то. Потом на ногах негнущихся к телефону пошла, Леночке сообщить... Номер набираю, жду — никто трубку не берет. Но вот взяли, а голос будто чужой: я было подумала, что не тот номер набрала — руки-то трясутся. Хотела извиниться, перезвонить, а голос еле слышно и говорит:

— Тетя Валя, это я — Николай...
— Коля! — говорю. — Что с тобой? А Леночка дома?
А зять дрожащим голосом отвечает:
— Тетя Валя, Леночка... умерла...
И зарыдал.

Что со мной сделалось — плохо помню. Помню только, что завертелась вся комната перед глазами да пол из-под ног поплыл... И еще помню, спросить успела, одно только слово — «когда»? А Николай сквозь рыданья отвечает:

— Да вот сейчас прямо... минут пять назад...

То есть в то самое время, когда ее папа звал... Да только я тогда про это подумать не успела — возле телефона так замертво и упала, как подрубленная.

Откровение

Год уж после этого прошел... Как я это все пережить смогла — один Бог знает. А как мы с Николаем внучке говорили, что и мамы, и дедушки у нее не будет больше — про то лучше не вспоминать, никакому врагу не пожелаю...

Похоронили мы их вместе, рядышком, панихиду батюшка отслужил. Только все это как бы в тумане, мимо меня прошло, словно и не со мной было. Заледенела я вся душой, недавно вот только оттаивать стала… В церковь начала ходить — до этого и думать не думала. Верно в народе говорят: «Как тревога, так до Бога»...

Вот, пожалуй, и вся моя история. Сейчас-то я уже оживать стала, а тогда... И знаете, все больше об этом думаю, думаю... Вроде бы и не надо, а как забудешь такое — и можно ли забыть? Мне теперь, как в церковь ходить стала, все иначе видится, чем раньше. И я вот что думаю: видно, Миша мой в смертный час Леночкину душу увидал, как она тело покидает. Или еще как, но только открыто было ему то, что нам, живущим, увидеть невозможно... Словом, поняла я на старости лет, что есть другой мир, совсем другой — и над тем, и над этим Господь царствует!

Вот жаль только, что так поздно я, грешная, об этом думать начала... Ни о чем, знаете, не жалею, как только об этом! Ну ничего, молюсь теперь и за усопших моих, и о своей душе, и еще о многом... И верится мне, что вновь встретимся мы и вместе будем, навсегда уже...»

Мы расстались с Валентиной Николаевной уже на улице. Она побрела потихоньку — наверное, домой. Я еще долго смотрел ей вслед...
Больше мы не встречались.

Андрей Маершин, vk.com
Tags: Для души, Путь к вере, Собеседник
Subscribe

  • "Это единственный мир, имеющийся в наличии..."

    Фото: Лариса Татаурова 1. Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить…

  • Вас интересует литература?

    Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду. — Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы? Андрей…

  • Даже кошка пошла, как принцесса...

    "Вот и дожила я до того, что я одинокая, старая и никому не нужная," - думала пожилая женщина, собираясь в магазин. Обида на весь мир…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments